Что будет после кризиса — читайте, молодежь, это Ваше возможное «будущее»-ч.1

Главная / banking / Что будет после кризиса — читайте, молодежь, это Ваше возможное «будущее»-ч.1

Что будет после кризиса — читайте, молодежь, это Ваше возможное «будущее»-ч.1

начало
Нынешний финансовый кризис ― и что после него
Mises Daily: Friday, April 09, 2010 by Kevin Dowd
[доклад был впервые представлен на Парижском “Свобода Fest”, 13 сентября 2009.]

Главной темой моего сегодняшнего доклада является урегулирование нынешнего финансового кризиса, и что можно сделать, чтобы исправить финансовую систему и помочь избежать нового кризиса в будущем.
Если это звучит как хорошая новость, то так оно и есть на самом деле. Но вы должны остерегаться экономистов, приносящих хорошие новости прекрасным воскресным утром: экономика не зря слывет мрачноватой наукой.
Есть еще и плохая новость ― и есть еще очень плохая новость.
Плохая новость заключается в том, что властные структуры плохо справляются с нынешней ситуацией ― что нам обходится крайне дорого ― за исключением, конечно, банкиров, которые смеются над тем, что осталось от наших банков. И мы еще ни в коей мере не выкарабкались из этого кризиса, а ответные действия властных структур на кризис уже сеют семена нового, вероятно, еще худшего кризиса, который уже маячит впереди.
Это плохо, конечно, но это лишь преамбула к очень плохим новостям. Очень плохая новость заключается в том, что даже если мы каким-то образом справимся с нашими сегодняшними проблемами, на горизонте уже вырисовываются некоторые тревожные бури, и они гораздо более зловещие, чем сам нынешний кризис.
Кейнсианская экономика
Первое, что нужно оценить — это сила идей. Этот кризис убедительно продемонстрировал, насколько крепко укоренился кейнсианский подход к экономике. В настоящее время люди забывают, что кейнсианство не сработало хорошо даже в 1930-х годах, его ориентация на краткосрочную перспективу и его пренебрежение к монетарной стороне экономики привело к инфляции и, в конечном счете, невзгодам в 70-х годах 20-го века. Несостоятельность кейнсианства была тогда очевидна, и оно было справедливо отвергнуто. После этого фискальная и монетарная расточительность были остановлены, инфляция была болезненно и с трудом сбита, и экономика расцвела.
А потом приходит следующий большой кризис, и кейнсианство вдруг снова в почете и поддерживается с удвоенной силой. Теперь нам говорят, что кейнсианские методы являются единственными решениями. И это не просто кейнсианство, а кейнсианство в массированном исполнении (или мне следует сказать, грубом исполнении?): масштабные налогово-бюджетные вливания, независимо от того, в какие суммы это обойдется, а также щедрая денежно-кредитная политика, независимо от проистекающих из этого инфляционных угроз.
Это напоминает мне старый анекдот: Кейнс как-то читал лекцию и заметил, что один из его студентов заснул. Тогда Кейнс задал ему вопрос, который разбудил студента. Испуганный студент ответил: «Я извиняюсь, г-н Кейнс, я не расслышал вопроса. Но ответ состоит в том, что нам нужно больше правительственных вливаний в экономику».
На все вопросы один ответ, в общем.
Мы уже были в такой ситуации раньше. В своей работе в 1940 году, Фридрих Хайек подверг кейнсианскую экономику, пожалуй, наиболее проницательной и понятной критике из когда-либо представленных:
Я считаю возрастающую концентрацию на краткосрочных эффектах… не только серьезной и опасной интеллектуальной ошибкой, но и предательством по отношению к главной обязанности экономиста и серьезной угрозой для нашей цивилизации…
Вызывает тревогу то, что, после того как мы уже прошли через процесс разработки системного подхода к изучению тех сил, которые в конечном итоге определяют цены и производство, нас сейчас призывают отказаться от такого подхода для того, чтобы заменить его близорукой философией делового человека, вознесенной на уровень науки. Разве нам не сказали, что, «поскольку в долгосрочной перспективе мы все мертвы», политика должна руководствоваться исключительно краткосрочными соображениями? Я боюсь, что эти верующие в принцип, что “после нас хоть потоп” получат то, что просят, раньше, чем они того желают.
Тогда, как и сейчас, оргия расходов не то, что нам нужно. Необходим взвешенный ответ, который был бы направлен на решение структурных проблем больной экономики. Ключевым вопросом, по сути, является то, что финансовые механизмы экономики разрушены, и эти механизмы нуждаются в ремонте прежде, чем экономика может правильно восстановиться.
Преодоление финансового кризиса
Так как же нам исправить финансовую систему? Ответ на этот вопрос состоит в том, что нам необходимо реструктурировать балансы основных финансовых учреждений. А, как все мы знаем, эти балансы можно лучше понять используя ― поэтические средства:
Баланс состоит из двух частей.
Правая часть и левая часть.
Справа — ничего не осталось.
А слева — все неправильно.
Хотите верьте, хотите нет, этот маленький стишок дает нам ключ к урегулированию финансового кризиса. Итак, давайте посмотрим на баланс:
saldo1
Правая сторона показывает распределение активов банка, которые меняются в цене в зависимости от того, работает банк с прибылью или убыточно. Левая сторона показывает пассивы, т.е. обязательства банка, для покрытия которых и используются активы. Эти обязательства состоят из депозитов банка и его уставного капитала. Эта доля капитала является также буфером, предохраняющим депозиты и гарантирующим вкладчикам безопасность их денег. Так, например, если банк терпит убытки, потери, как правило, несут акционеры. т.е. владельцы банка. Если буфер достаточно большой, то банк может поглотить любые разумные потери и все еще иметь достаточно капитала, чтобы быть в безопасности. Эта ситуация проиллюстрирована на следующем слайде:
saldo2
Банк понес небольшие потери, но смог их компенсировать и чувствует себя безопасно.
Однако, если банк претерпит очень большие потери, мы получим следующую ситуацию:
saldo3
Потери банка теперь настолько высоки, что активов банка недостаточно для погашения обязательств перед вкладчиками в полном объеме. В этом случае акционеры теряют все и вкладчики также несут потери. Теперь банк неплатежеспособен ― он не может выплатить обязательства своим вкладчикам.
Сейчас проблема заключается в том, как поставить банк на ноги и дать ему возможность снова работать, как платежеспособное, непрерывно действующее предприятие.
Ответ — необходимо восстановить баланс банка. Есть хороший и плохой способ это сделать.
Властные структуры выбрали плохой способ. Они запаниковали ― что мы от них еще могли ожидать? И в своем паническом состоянии влили огромное количество денег налогоплательщиков в проблемные банки, и тем самым выбросили деньги в практически бездонную дыру.
Гораздо лучший способ — восстановить баланс банка, следуя прецеденту традиционного закона о банкротстве. При такой процедуре банк переводится в режим управления временной администрацией, и должны произойти три вещи:
1. Его активы будут снижены по стоимости с учетом потерь.
2. Обязательства будут снижены на ту же сумму.
3. Обязательства будут реорганизованы таким образом, что банк будет снова иметь достойный основной капитал. Этот новый акционерный капитал будет образован из средств владельцев депозитов, некоторая часть депозитов которых будет конвертирована в акции.
Возможно также предоставить гарантии, что этой процедуре не подлежат вкладчики небольших депозитов, чтобы защитить их, ― это позволило бы легче продвинуть такой пакет предложений политически, но это детали.
Такая реструктуризация показана на следующем рисунке:
saldo4
Теперь баланс банка намного меньше, но новая основа капитала банка достаточно большая, чтобы банк был в безопасности. После этого банк может возобновить нормальный бизнес, но теперь в меньшем объеме.
При таком подходе не будет спасения неблагополучных банков за счет средств налогоплательщиков, не будет государственной поддержки слабым учреждениям, не будет применяться принцип «слишком большой, чтобы его банкротить», не будет ублажения банков и поддержки их практики немеряных бонусных выплат, не будет длительной пагубной неопределенности, не будет финансового расточительства, не будет потери денег. Вместо этого будет быстрая, осуществленная в режиме чрезвычайной ситуации, операция на финансовом механизме экономики, за которой последует быстрое возвращение к нормальным рыночным условиям. Это весьма отличается от того, что произошло на самом деле.
Конечно, я не утверждаю, что эта операция будет легкой. В частности, очень трудно определить, какая должна быть «истинная» стоимость активов банков ― никто не знает какова стоимость токсичных активов. Но, к счастью, нет необходимости в том, чтобы списания были «реалистичными» и точными. В самом деле, лучше всего, если списания будут резкими, оценивание смещено в консервативную сторону, и оно может быть основано на формулах, отражающие наихудший прогноз стоимости различных видов активов, (т. е. нуль в некоторых случаях). И если эти оценки впоследствии окажутся слишком низкими, это не имеет большого значения: активы банков можно подправить позже.
Главным преимуществом во всем этом является скорость. Можно закрыть банки или ограничить их деятельность на выходные или несколько дней, но не на несколько месяцев. Продолжительные перебои банковской деятельности подорвали бы систему платежей и предоставление кредитов для экономического развития, и это могло бы иметь катастрофические последствия. Поэтому очень важно, чтобы эта операция была проведена быстро, сводя к минимуму перебои в деятельности банков, ― и не ради банков, а ради всех остальных.
Заглядывая вперед, мы должны ориентироваться на пакет реформ с рядом ключевых элементов:
Во-первых, мы должны рассмотреть вопрос о реформировании банкротства и законодательства о несостоятельности, чтобы получить правильную методику ЧП (экстренного) лечения в будущем: если какому-либо банку когда-нибудь опять понадобится срочная операция, это должно быть простым процессом «как написано в книжке», заранее принятым и продуманным, а не хирургией с помощью топора на поле боя.
Во-вторых, индустрия финансовых услуг нуждается в серьезной реформе. Трудно поверить, что когда-то были времена, когда эта индустрия была консервативной и уважаемой, когда она сосредотачивала свое внимание на предоставлении простых финансовых «продуктов» для своих клиентов и делала это хорошо. Мы должны вернуться к этому. Не нужно финансовых водородных бомб, взрывающих финансовую систему.
Ключом к этому является реформа корпоративной системы управления. Я говорю не о мелких манипуляциях с числом директоров или о новом законе Сарбейнса-Оксли, а о радикальных реформах, ставящих своей целью заставить банки быть подотчетными и предотвращающими риски морального характера, которые буйно разрослись. И ключом к хорошему корпоративному управлению является отмена ограниченной ответственности: мы должны отменить уставы с ограниченной ответственностью и дать банкирам самые сильные из возможных стимулов присматривать за нашими деньгами должным образом.
И, конечно же, наш старый враг ― государство. Если бы я мог выбирать, то я бы свернул деятельность государства в банковской сфере: никакого страхования вкладов, никаких правил достаточности капитала, никаких финансовых регулирований, отмена центрального банка, отмена централизованной монетарной политики, ― короче говоря, восстановление благоразумного монетарного стандарта.

Последние публикации
У вас есть ко мне вопрос?

Можете отправить мне любой интересующий вас вопрос и я буду рад на него ответить.

Not readable? Change text. captcha txt